Тайна атомного оружия Приднестровья
Диана Булай, Наталья Ротарь

Десятки ракет с радиоактивными боеголовками были созданы сепаратистским режимом Приднестровья, в зоне не контролируемой Республикой Молдова, во время войны на Днестре в 1992 году. Ракеты с активными изотопами до сих пор не использовались, однако никто не знает, что с ними стало. По некоторым слухам, часть из них были закопаны в каменной шахте. Эта зона известна повышенным уровнем заболевания раком.


Lansarea unei rachete Alazan

Советский Союз начал разваливаться в марте 1990 года, когда Литва, а за ней и другие государства провозгласили свою независимость. Советская армия попыталась подавить движение сопротивления, убив сотни литовцев. Страна стала независимой только в 1991 году, ее примеру последовали и другие страны бывшего Союза. В некоторых регионах, где население было в основном русским, люди не хотели краха советской системы. В сентябре 1990 года часть Молдавской Советской Социалистической Республики стала автономной зоной под названием Приднестровская Молдавская Республика, или Приднестровье, которое находится на левом берегу Днестра. Это маленькое никому неизвестное сепаратистское государство с территорией почти в 4,000 квадратных километров и населением в пол миллиона человек. 

27 августа 1991 года Молдавская Советская Социалистическая Республика провозгласила свою независимость, став Республикой Молдова. Напряженные отношения Молдовы и Приднестровья достигли своего пика в марте 1992 года, когда началась война. Конфликт длился пять месяцев, в нем погибли почти 1300 человек, еще 1500 были ранены. Экономическая роль Приднестровья - ключевая в регионе, сепаратистская территория считается «черной дырой» контрабанды, в том числе оружия. Маленькое государство владеет всем архивом советского КГБ из бывшей Молдавской Советской Социалистической Республики. Известно, что во время боев сепаратисты левого берега Днестра атаковали молдавскую армию противоградовыми ракетами "Алазань". Чтобы победить приднестровцы решили создать более эффективное оружие и изменили противоградовые ракеты, добавив в них радиоактивные вещества. 

Это знали немногие. Двое бывших сотрудников Министерства госбезопасности Республики Молдова, а ныне Службы информации и безопасности (СИБ), занимались расследованием этого дела. Один из них - полковник в отставке Ион Ляху - рассказал, что он вместе с напарником тайно расследовал это дело. Их руководство было против, хотя, по их словам, если бы они заручились поддержкой начальства, им бы удалось доказать, что тираспольский режим готовил оружие массового поражения. "В целом, отношение Министерства государственной безопасности было пренебрежительным", - вспоминает Ляху. 

Ion Leahu (foto: europalibera.org)Несостоявшаяся сделка 

В 1992 году, в разгар войны на Днестре между армией Республики Молдова и приднестровскими сепаратистами, которых поддерживала русская армия, тираспольская администрация решила дать преимущество своим военным силам и создать установки с ядерным взрывным устройством. В то время при Министерстве госбезопасности Приднестровской Молдавской Республики (МГБ) было создано бюро по подготовки и изучению некоторых новых типов оружия. Это бюро занималось и ядерным оружием. Полковник Ляху рассказывает, что в складах села Кобасна, Рыбницкого района хранились несколько специальных бомб с радиоактивным составом, они должны были быть использованы в случае воздушной атаки.

Военный склад в селе Кобасна был создан в 1940 году. В советский период он был
стратегическим арсеналом западного военного округа СССР. Сегодня здесь находятся около 20 тысяч тонн оружия и боеприпасов, часть советского оружия бывших ГДР и Чехословакии, а также боеприпасы бывшей 14-й армии СССР, которая поддерживала сепаратистов в войне 1992 года. В одном из исследований Академии наук Молдовы говорится, что взрыв оружия, хранящегося в Кобасне, будет равен взрыву атомной бомбы мощностью 10 тонн. Оружия, которое досталось в наследство Приднестровью от СССР, хватит, чтобы вести пятилетнюю войну.

Ляху объяснил, что в то время Игорь Смирнов, самопровозглашенный президент сепаратистского региона, и Владимир Антюфеев, глава Министерства госбезопасности, хотели использовать радиоактивный состав бомб. С 1991 года Антюфеев десять лет работал главой МГБ, будучи главным сторонником Смирнова. Когда начался развал Советского Союза, он был расквартирован в Риге, будучи полковником отряда милиции особого назначения (ОМОН). Позже, из-за преступлений, совершенных им в качестве офицера русской армии, он бежал от латышских властей в Приднестровье. Антюфеев был обвинен и приднестровскими властями в том, что уничтожил секретные документы МГБ.

Бывший сотрудник СИБ узнал о том, что сепаратисты создают ядерное оружие от одного из приднестровских чиновников, которых уже нет в живых. Этот чиновник занимал важную должность в группе, которая занималась сборкой ракет в Приднестровье. Примерно спустя три года после окончания войны он приехал в Кишинев, чтобы за несколько тысяч долларов продать Министерству безопасности Республики Молдова документы, подтверждающие существование боеголовок. Приднестровский чиновник показал Ляху документы, но он отказался платить требуемую сумму, дав за информацию несколько сотен долларов. Сделка не состоялась.

Приднестровские документы

В распоряжении журналистов румынского Центра журналистских расследований (CRJI) оказалась часть документов, которые подтверждают, что сепаратистское власти начали сбор ракет. По словам Ляху, документы были разработаны комиссией, в состав которой входил министр Обороны Приднестровья и другие высокопоставленные лица непризнанного региона, чтобы оставить доказательства на случай, если люди, которые работали над сбором боеголовок, станут жаловаться на состояние здоровья, получив дозу радиации.

В этих документах говорится, что 18 октября 1994 года глава в/ч 4043 А.М. Носов обратился к начальнику штаба гражданской обороны Приднестровья к В.П. Кирееву с просьбой оказать техническую помощь в использовании 38 ракет типа «Алазань» с радиоактивными изотопами. Из 38 ракет, насыщенных радиоактивными изотопами, 24 уже было собраны, частично еще 14. Спустя почти неделю Киреев ответил Носову, что он должен прийти в центральный штаб Гражданской обороны с техническими и инженерными параметрами склада, в котором находятся ракеты «Алазань». Киреев предложил категорически запретить работать с ракетами «Алазань», рекомендовав строго охранять склад и признать его источником радиации. Сепаратисты так и не завершили сбор ракет, потому что война закончилась. «Тогда кто-то отдал распоряжение измерить уровень радиации. У собранных ракет он в 25 раз превышал норму, у остальных - в 15-20 раз», - рассказал Ляху.

Другой документ в/ч 4043 подтверждает измерения радиации военной техники. «Комиссия, в состав которой вошел глава в/ч 4043 Ткаченко Н.Г, председатель химической службы Ткаченко С.В и глава отдела химической защиты Буйлов В.Н., приняли меры, чтобы определить степень проникновения радиоактивных веществ в униформу одного из старших сержантов. Униформы, у которых площадь заражения от 0,5 cm до 2-3 cm. должны были быть сожжены и закопаны». В проверке участвовал один человек, но не исключено, что военных было больше. Возможно, вышеупомянутый офицер работал с радиоактивными материалами. Мы искали возможность пообщаться с отмеченными в документах людьми, однако большинство из них российские военные, а потому больше не находятся на территории Приднестровья. Один из них, глава Гражданской защиты Киреев живет в сепаратистской республике. Как рассказывают журналисты из Тирасполя, бывшим приднестровским военным запрещено общаться с журналистами. Все же, для приднестровцев Киреев нарушил это правило, нам, однако, не удалось добиться с ним интервью..

Мы показали эти документы Иону Балан, замдиректору Национального агентства по регламентации ядерной и радиологической деятельности Республики Молдова. Он утверждает, что степень опасности зависит от типа радионуклидов (бета, гамма или альфа), находящихся в ракетах. «Думаю, что это радионуклиды бета, потому что они говорят об обнаружении зараженных участков. Если они заразились, если их снаряжение было заражено, значит, речь идет об открытом источнике, который потек. Возможно, они повредили ампулу, которая содержала радиоактивное вещество» - уточнил Балан. Он убежден, что таких ракет не было, а заражение могло произойти по вине безответственных солдат или в результате чернобыльской аварии.

Спрятанные ракеты

После окончания войны приднестровские власти решили закопать боеголовки. Собранные ракеты были помещены в ящики и отвезены на склад №13, который расположен в военном аэропорте Тирасполя. На его окраине были спрятаны и самолеты. Бывший полковник СИБ знает, что 13 ракет были отвезены в шахту села Бычок, района Григориополь. Их бросили в нее и закопали. Он убежден, что никто никогда не сможет найти эти ракеты, а при военном аэропорте Тирасполя никогда не существовало такого оружия.
 

«Это доказало поведение Соина. Когда он взялся за продажу этого устройства, стало понятно, что он знал, где оно находится. Тираспольский режим имел глупость составить список цен для каждого вида оружия, которое они собирались продать», - заявил Ляху. Дмитрий Соин противоречивый персонаж. Он был депутатом Верховного совета Приднестровья, офицером приднестровских спецслужб и лидером одной из партий. В 2014 году он бежал в Россию, после того как его задержали в Киеве для экстрадиции в Кишинев. Он объявлен в международный розыск по линии Интерпола. Молдавский прокурор Виталий Бусуек подтвердил, что Соин объявлен в международный розыск за ряд преступлений, одно из которых убийство.

Ряд ветеранов войны на Днестре не исключают, что в шахте села Бычок спрятаны ядерные боеголовки. Алексею Мокряк было 33 года, когда, оставив жену, двоих детей и построенный его собственными руками дом, он ушел на фронт. Тогда он работал прорабом в профессиональной школе Григориополя. Мокряк воевал вместе со своими учениками, от одного из приближенных к казахам, дислоцированным в этом регионе, он узнал, что во время боевых действий очень много контейнеров перемещались из одного места в другое. «Они пугали нас тем, что якобы существует вид атомной бомбы. Говорили, что их привезли и в Григориополь, Бычок, где много карьеров, и что возможно они там спрятаны. Здесь есть военные подразделения, которые проверяют любое движение. Сепаратистские власти не дают пройти ни одному человеку, который мог бы найти оружие. Здесь что-то замешано, потому что Молдова им не страшна», - делится своим мнением ветеран. 

Intrarea în Bâcioc

Вячеслав Панэ занимал должность начальника Штаба бригады № 1, а позже он был начальником штаба бригады и батареи №1, после чего руководителем. Он подтвердил, что во время боев приднестровцы использовали противоградовые установки. Более сдержанный в своих заявлениях, Панэ рассказал, что приднестровцы брали ракеты «Алзань» и ставили в них противотанковые мины. Он пытался убедить нас, что сепаратисты не использовали радиоактивные вещества для этих ракет. Другой молдавский ветеран, настоявший на условиях анонимности, знал, что враги готовят опасное оружие, но не знал какое использовалось вещество.

Intrarea în mina de la Bâcioc

Собранные сепаратистами боеголовки называются «Алзань» потому что при их сборке использовались моторы и другие детали от противоградовых ракет «Алзань». Замдиректора специальной службы по активным воздействиям на гидрометеорологические процессы РМ Сергей Еремейко объяснил, что в те годы в Республике Молдова использовались противоградовые ракеты «Алазань» типа

2M, которые легко переделать, и что во время войны они использовались против армии Республики Молдова. «Ракеты были и в Приднестровье. Не секрет, что их можно модернизировать, добавив некоторые вещества от артиллерии или авиации и использовать против людей. Откручивался нос ракеты и можно было ввести взрывное вещество» - объяснил Еремейко. Ракеты «Алазань» типа 2M весили почти 8 кг, дальности их полета достигала 12 км. На носу ракеты находился реагент, около 450-500 грамм йодистого серебра, который распылялся на высоте 4 тысячи метров. В случае моделированных ракет, вместо йодистого серебра должны были распыляться радиоактивные вещества.

Interior mina din Bâcioc

Мы попросили СИБ уточнить, проводили ли они какие-либо соответствующие расследования. В ответе нам сообщили, что в архиве ведомства нет информации о том, что тираспольские власти собирали ракеты «Алазань» с радиоактивными боеголовками. Бывший сотрудник СИС Ион Ляху, однако, утверждает, что документы в архиве СИБ все-таки есть. «Ни у кого в этом учреждении нет ни времени, ни желания искать. Мы с моими подчиненными просили руководство дать нам денег, чтобы мы заплатили людям в обмен на информацию. Они были готовы дать нам еще что-то, но просили денег, потому что хотели гарантий», - добавил Ляху.

Загадочная шахта

Село Бычок находится в 60 км от Кишинева, столицы Республики Молдова и в 20 км от Тирасполя, приднестровской столицы. На окраине села расположен вход в шахту, которая занимает 250 гектаров. Почти столетие, до 1990 года, в ней добывали камень. Работы прекратились с крахом СССР. Николай Касьяненко работает мэром села уже 15 лет. В нем живет около 800 человек. Сразу после краха железного занавеса жизнь здесь стала тяжелой, добыча камня замедлилась, позже шахта была заброшена. 

Harta minei din Bâcioc

С тех пор как шахта не работает прошло почти три десятилетия, она настолько большая, что по ней вполне возможно было передвигаться на машине. Исчезли тракторы, грузовики и оборудование для резки камня, подземные пути часто привлекают внимание. Присутствие посторонних ощущается сразу при входе в шахту, внутри - горы отходов. Некоторые предприниматели проводят экскурсии по лабиринтам шахты, они настолько длинные, что однажды сельчанам понадобилась неделя, чтобы найти затерявшихся в ней пару студентов. В сельском совете есть подробная карта подземных туннелей шахты, но Касьяненко предупредил, что она может оказаться неточной, потому что все документы, касающиеся шахты, были взяты у села после того, как шахта была заброшена сепаратистами. Пока мы фотографировали карту, председатель сельского совета спрятал маленькими кусочками бумаги надписи с местами, которые она охватывает.

Эта шахта важны для сельчан, внутри прямо под зданием мэрии находится единственный резервуар с водой, который снабжает местность. Источник воды села стал мусорной ямой для людей, который бросили здесь прицеп, наполненный лекарственными препаратами. Власти признают, что знают об этом и заверили, что химические отходы были вывезены, как только о них узнали. «Недавно мы проводили лабораторные анализы воды, показатели были хорошими. Нас беспокоит жесткость воды, наверное, это из-за камня», - рассказал Касьяненко.
 
Многие жители села Бычок и окрестных местностей работали в этой шахте. Несколько шахтеров, которые еще живы, говорят, что знают каждый уголок шахты, потому что они работали и жили в ней иногда целый день. Многие из них скончались от рака. Галина Цветов работала в шахте вместе со своим мужем. «Мой супруг работал здесь 26 лет, пока шахта не закрылась. Теперь он болен и прикован к постели», - рассказала женщина.

Nicolai Casianenco

Смерть на конвейере

С 1995 года и до сих пор население села Бычок сократилось вдвое. Если к середине 90-х годов здесь проживало 1,600 человек, теперь их почти 800, хотя по официальной статистике, в селе 1,100 жителей. В прошлом году умерло 28 человек, а родилось только четыре. Из-за многочисленных смертей в Бычок было создано второе кладбище, за последние десять лет здесь умерло 300 человек. В 2016 году каждый четвертый скончался от рака, среди них и жена председателя Касьяненко. Ассистентка медпункта в курсе происходящего. Она озабочена тем, что за последние 10 лет заболевали и дети. Более того, малыши до пяти лет даже не разговаривали, они только неразборчиво произносили отдельные слова. Женщина предполагает, что одна из причин смерти от рака может быть радиация. Неизвестно, связано ли это или же нет с ракетами, которые спрятаны в шахте.

Cimitir din Bâcioc

Мария Георгиевна, бывшая медсестра тоже не может с уверенностью сказать, почему жители села Бычок умирают от рака. «Есть множество причин возникновения рака, не только в селе Бычок, но повсюду. Несколько лет назад я видела передачу из которой узнала, что в следующие годы раком заболеет каждый четвертый жители приднестровского региона», - рассказала Георгиевна. Местные жители уже привыкли к этой болезни, они знают диагноз каждого, кто скончался и переживают, что мест не хватит даже на новом кладбище. Валентина Кушнарева живет в селе уже 40 лет и говорит, что давно так массово не уходили к Всевышнему Богу.

Чтобы понять, содержит ли вода, которую пьет село, радионуклиды, мы сделали ее анализ. Результаты показали, что она соответствует нормам, утвержденным молдавским правительством. Значит, нет источника радиации, который мог бы заразить воду. Однако, шахта большая, она занимает сотни гектаров под землей. Ионел Бэлан, замдиректора Национального агентства по регламентации ядерной и радиологической деятельности Республики Молдова объяснил, что есть два типа болезней, которые вызваны радиоизотопами: первый - это острая болезнь, вызванная большой дозой радиации, она вызывает тошноту, выпадение волос, диарею. В половине случаев смерть наступает в первый месяц; второй тип проявляется онкологическими заболеваниями или аберрацииями хромосомного типа, которые передаются генетическим путем.

Мы обратились к Министерству здравоохранения Приднестровья с просьбой прокомментировать высокий уровень смертности в селе Бычок от рака, но наш запрос остался без ответа. Онкологический институт Кишинева не располагает статистикой только по Приднестровью, а Государственный центр общественного здоровья уточнил, что не располагает исследованием больных раком в РМ. Только осенью 2016 года Министерство здравоохранения запустила первую государственную программу по контролю рака. Только в Республике Молдова в 2014 году было зарегистрировано почти 9 тысяч новый случаев заболевания раком и около 6 тысяч смертей при населении около 2,98 млн. человек.

Власти бездействуют

История ракет не чужда жителям Бычок. На территории села находится единственный пункт запуска противоградовых ракет Приднестровья и их склад. Отсюда подростки 14 лет украли шесть ракет и спрятали их в шахте. Ракеты были найдены спустя четыре дня сотрудниками Противоградовой службы и отвезены на специальную базу, место нахождения которой председателю сельского совета неизвестно. «Здесь никогда не было ракет Алазань с радиоактивными веществами. В шахте никто ничего не мог спрятать. Ребята так сделали, потому что кто-то в интернете написал им, что хотели бы купить эти ракеты. Они думали, что так смогут заработать денег. Это случилось где-то в 2002-2003 году», - настоял Касьяненко.

Administrația și depozitului Serviciului Antigrindină aПМР

Галина Цветов, чей муж проработал в шахте 30 лет, знает все ее закоулки. Она убеждена, что в шахте не может быть ракет с ядерными веществами. Все же, несмотря на то, что в силу финансовых проблем Противоградовая служба не работает с 2010 года, ее здание и склады хорошо охраняются. Четырехэтажное здание расположено на самом высоком холме, на окраине местности, что для бедного государства выглядит необычно. На крыже есть две сферы, для наблюдения за расположением облаков, они видны издалека. Менее чем в 500 метрах находится новое кладбище, ниже по спуску - шахта.

С трудом нам удалось убедить охранника позволить поговорить с главой противоградовой службы Виталием Миц. На вопрос, почему он здесь работает, если служба не действует с 2006 года, он ответил, что охраняет четырехэтажное здание и оборудование, потому что оно очень дорогое. По его словам, все ракеты, несколько тысяч, были вывезены десять лет назад в один из складов Тирасполя. Миц объяснил, что противоградовые ракеты были запущены в Бычке, единственном во всем Приднестровье пункте запуска таких ракет. Он назвал ложью информацию о том, что они были переделаны и оснащены ядерными боеголовками.

Ракеты из села Бычок перевозятся не впервые. Сельчане вспоминают, что сотрудники Противоградовой службы несколько раз в ночное время суток перевозили прицепы груженые ракетами. Впервые это было во время вооруженного конфликта 1992 года, когда фронт проходил через село Бычок, и власти заставили местных жителей покинуть село из-за взрыва на складе Противоградовой службы. После окончания войны ракеты были привезены обратно. Спустя десять лет их вновь перевезли, почему – неизвестно. 

Хотя и кажется, что ракет с ядерным составом не существует, в 2005 году несколько журналистов Sunday Times договорились купить три модифицированные ракеты типа «Алазань» по цене 200 тысяч долларов за каждую. Сделка, однако, сорвалась.

Тогда статья британской газеты привлекла внимание международных структур, но ни одного весомого расследования так и не было проведено до сих пор. Представители Миссии ЕС по приграничной помощи Молдове и Украине (EUBAM), структура, которая финансируется десятками миллионов евро, объяснила нам, что это случай не входит в ее компетенцию, рекомендовав обратиться в миссию ОБСЕ. Представители Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе сказали, что следят за публикациями в прессе, но поскольку нет вещественных доказательств, они не могут начать расследование. Схожий ответ мы получили и от одного из молдавских чиновников. В итоге, как молдавские структуры, так и международные ждут, когда кто-то другой отправится в Приднестровье, чтобы провести за них расследование.

Это расследование было проведено в рамках проекта ”Overcoming media’s stereotypes through cross border co-operation”. Координатором проекта выступает Румынский центр журналистских расследований, который финансируется Black Sea Trust for Regional Cooperation A Project of the German Marshall Fund.