Опасная торговля в Молдове
Анастасия Кузуруз

Почти двадцать случаев торговли радиоактивными материалами и тяжелыми металлами в существенных объемах были зафиксированы за последние годы на восточной границе Евросоюза, в Республике Молдова. Опасные вещества, которые востребованы на черном рынке, поступают из России в Приднестровье, конечная точка назначения — террористические группировки различных государств.

Тем временем в Кишиневе будущее единственного Агентства по регламентации ядерной и радиологической деятельности неопределенное. Суды отказываются давать его сотрудникам допуск к тематическим делам, а торговцы, некоторые из которых члены транснациональных  преступных группировок, доходя до скамьи подсудимых, в некоторых случаях получают символическое наказание и возможность убежать из страны, в других оказываются помилованными. 


Настоящие медийные скандалы возникают тогда, когда правоохранительные органы сообщают о разоблачении ряда случаев преступных схем торговли ураном, ртутью или другими опасными веществами, которые способны стереть с лица земли население равное населению семи крупных городов. О заслугах властей по телевидению говорят эксперты, а на кухне - простые граждане. Они считают, будто арест торговцев смертью значит и их нейтрализация. Пройдет немного времени, пока внимание общественного мнения будет приковано к другим темам, а судебные дела по торговле тяжелыми металлами или радиоактивными веществами уйдут в тень.  Насколько зрелищным было их задержание, настолько мягким будет окончательное решение, по крайней мере, так показывает практика.

Отрывки легенды

Например, 27 июня 2011 года был одним из тех дней, которые начинаются как обычный день, а заканчиваются как исторический. В тот понедельник сотрудники правоохранительных органов провели у одного из ночных клубов арест, не уступающий по своей зрелищности сценам современной кино индустрии. Всего за несколько часов это событие попало на первые полосы New York Times, CNN и BBC. Тогда одна из преступных группировок пыталась продать одному суданцу десять килограммов урана и муляж бомбы, предназначенной для радиоактивного заражения широких территорий, за баснословную сумму — 320 млн. евро.

По итогу обысков по тому же делу, было задержано пять человек, из которых только трое оказались на скамье подсудимых и только двое из них — курьеры — через три года получили окончательный приговор. Речь идет о Галине Агеенко и Теодоре Кетруш, их наказание символическое — три и соответственно пять лет тюрьмы. По совпадению или же нет, но позже в публичном пространстве ничего не говорилось о том, что в 2016 году Теодор Кетруш, просивший в 2015 году о досрочном освобождении, вновь оказывается в поле зрения правоохранительных органов за новую попытку контрабанды радиоактивных веществ. Речь вновь об уране.

Более того, Александр Агеенко, по прозвищу «Colonelul» - «Полковник», о котором ранее власти говорили, что он глава криминальной группировки, после ареста, который потряс общественное мнение, и дня не просидел за решеткой. Пока власти разводят руками, сообщая что объявили его в международный розыск через Интерпол, на официальной странице международной организации уголовной полиции он не фигурирует в категории «Разыскиваются». Почти семь лет его не могут найти.

Случай 2011 года всего один из многочисленных попыток торговли радиоактивными веществами, которые были зафиксированы в последние годы на территории Республики Молдова. Ранее, в 2010 году сотрудники правоохранительных органов задержали трех человек, среди которых был и бывший полицейский, за попытку продать 1,8 кг урана в целях заработка. В декабре 2014 года власти сообщили о найденных 200 граммов урана, привезенных из Российской Федерации, а в июне 2016 — о конфискации «существенного количества урана стоимостью в 210 тысяч долларов», не сообщая дополнительных подробностей.

Килограммы урана, след которых утрачен

То факт, что по делу под тематическим названием «Уран 2011», но не только по нему, была задержана только «мелкая рыба», беспокоит и власти за океаном. В одном из докладов, представленных в Вашингтоне, который разработал Комитет Сената США по международным отношениям, говорится что, на самом деле, координатор сети, у которого был как паспорт Молдовы, так и Российский, сбежал через Приднестровье в Россию, где он и проживает. Так поступили и другие подозреваемые. Авторы доклада говорят об этом открыто, аргументируя логику Кремля по искусственному созданию сепаратистских зон.

Настораживает и то, что из общего объема ядерного вещества, а это десятки килограммов, о которых говорили торговцы, правоохранительные органы конфисковали только десять граммов — то количество, которое было передано покупателю на пробу. Остальной объем «товара» найти не удалось, как и не удалось найти и организатора сделки. «Они попросту создали сцену для СМИ. Мы потеряли редкий шанс сделать мир безопаснее», - заявлял в 2011 году Константин Малик, молдавский сотрудник полиции, работающий под прикрытием, которого ФБР наняло для расследования дела.

Ситуацию усложняет два факта -  торговцы ураном заявляли, что владеют и плутонием, а кроме этого они говорили, что «речь не идет о деньгах». Из записи телефонных разговоров, видеозаписей и документов дела становится ясно, что торговцы готовы продать товар из России, только одному покупателю, тому, кто будет использовать его для создания бомбы массового поражения против США.

Символические приговоры и помилование

Директор Агентства по регламентации ядерной и радиологической деятельности Ионел Балан рассказал, что разговоры о российском происхождении радиоактивных материалов не стоит относить к разряду теории конспирации. Эксперт, а также доктор наук утверждает, что происхождение такого продукта можно легко определить по его особенностям, они выдают технологию предыдущей переработки материала. «Например, у российского завода «Маяк» одна технология, у другого — другая», - объясняет Ионел Балан.

С восточной стороны, через неподконтрольный Кишиневу приднестровский регион в Молдову поступает и ртуть — химический элемент, который хоть и не является радиоактивным, но все же чрезвычайно ядовит. В 2014 году правоохранительные органы конфисковали не менее 22 килограмм ртути, в 2015 — 82 килограмма, и свыше 90 килограммов в 2016 году. На условиях анонимности независимые эксперты международного масштаба говорят, что неофициальные цифры контрабанды ртути в Восточной Европе гораздо большее. По сравнению с ними аресты правоохранительных органов оказываются не больше чем «вершиной айсберга». Если человек дотронется, проглотит или вдохнет один грамм ртути, он может потерять зрение или даже умереть, не сложно представить себе масштаб угрозы.

Хотя оборот ртути ограничен законом, практика показывает, что большинство из подсудимых за контрабанду этого ядовитого химического вещества получают символическое наказание. Например, мужчина из Теленешть отделался мизерным штрафом в размере 3 тысяч леев, который закон позволил ему оплатить на половину, хотя правоохранительные органы нашли у него дома 886 грамм ртути. Такой же штраф получил и мужчина их Бельц, по специальности инженер — метролог, попытавшийся продать ртуть за 2 тысячи евро. Тюремного срока удалось избежать и мужчине из Кишинева, о котором в сентябре 2016 года СМИ писали, что он якобы пытался продать четыре килограмма ртути за 10 тысяч долларов. Условно его приговорили к трем годам тюрьмы.

Для сравнения можно вспомнить, что в начале 2017 года суд дал реальный срок пенсионеру, который хранил в гараже контейнер с ртутью, привезенной из России три десятилетия назад. Он был приговорен к двум годам лишения свободы, а человек, который знал о ртути, которая пылилась в гараже пожилого мужчины и предложил выкупить ее был помилован, а значит ни дня не провел за решеткой.

Засекреченные дела и приговоры

Все же, случаи несостоявшейся торговли ртуть, о которых говорится выше, скорее отдельные ситуации. Тщательно изучив решения суда, каждое из этих дел с трудом можно было бы отнести к категории «разоблачение преступных группировок», как об этом говорят компетентные органы Кишинева, пытаясь представить свои достижения.

Любопытно, что, хотя суды Молдовы опубликовывают свои решения на своей интернет странице, в основном информацию о них нельзя найти. В редких случаях текст приговора публикуется, и то с засекреченным именем обвиняемого, судьи, прокурора, адвоката и участников рассмотрения дела. Мы обратились к суду с просьбой о допуске к материалам дел, которые находятся на рассмотрении суда, или хотя бы к тем, по которым уже вынесено окончательное решение. Во всех без исключения случаев мы встретили отказ, под предлогом того, что мы «не сторона дела».

За незаконное хранение, транспортировку в неподобающих условиях и/или контрабанду радиоактивных веществ или тяжелых металлов, в тюрьмах Республики Молдова сейчас отбывают свое наказание шесть человек.

Неоднозначное будущее Агентства ядерной и радиологической деятельности

Расположение Республики Молдова несомненно стратегическое для торговцев радиоактивных веществ российского происхождения. Они почти всегда ориентируются на арабские и балканские страны. По словам директора Агентства по регламентации ядерной и радиологической деятельности Ионела Балана, рецепт успеха» состоит из четырех компонентов: географическое расположение Республики Молдова, транспортная инфраструктура, которая неизбежно делает Молдову транзитной страной, бедность, которая толкает людей к поиску альтернативного источника дохода, в особенности в приднестровском регионе.

Даже в этих условиях в Кишиневе по-прежнему создаются препятствия с тем, чтобы Агентство по регламентации ядерной и радиологической деятельности не могло работать в полную мощь. В одном из своих отчетов, которое было сделано два года назад, Агентство отметило, что хотя от внешних доноров оно получило оборудование для определение ядерных и радиоактивных веществ, государство не торопится предоставить хотя бы помещение для содержание этого оборудования в рабочем состоянии — гараж для мобильной лаборатории, которую безвозмездно предоставили Соединенные Штаты Америки, а так же помещение для спектрометра высокой чувствительности, который Агентство получило от Европейской комиссии. Ионел Балан подтверждает — проблема не была решена до сих пор.

Также, в результате поправки к закону, поданную как вспомогательное средство для малого бизнеса, с апреля 2017 года Агентство по регламентации ядерной и радиологической деятельности лишилось своей контролирующей роли в ядерной и радиологической деятельности. «В дальнейшем проверки в этой области будут осуществляться Государственной экологической инспекцией, большей глупости я не встречал. У инспекции нет наших способностей. Вместо того, чтобы проводить консультации при принятии таких решений, экономисты смотрят из своей перспективы без предварительной оценки технических экспертов этой инициативы. Они говорят, что хотят сократить количество контролирующих органов, но правда в том, что число такого типа проверок останется тем же. Кем они будут проводится, как, с какой эффективностью, это уже другой вопрос. (…) В области безопасности есть такое выражение: любое событие дешевле предотвратить, чем устранять последствия», - возмущенного говорит Ионел Балан.

Более того, кишиневские власти уже публично заявили, что намерены в ближайшее время оптимизировать правительство. В новой архитектуре кабинета министров исчезнет ряд министерств, например, министерство окружающей среды, в подчинении которого на сегодняшний день находится Агентство по регламентации ядерной и радиологической деятельности, что создает этому учреждению еще более туманное будущее.

Это расследование было проведено в рамках проекта ”Overcoming media’s stereotypes through cross border co-operation”. Координатором проекта выступает Румынский центр журналистских расследований, который финансируется Black Sea Trust for Regional Cooperation A Project of the German Marshall Fund.

Мнения выраженные в этой статье могут не совпадать с позицией Black Sea Trust, the German Marshall Fund, или их партнеров.